Перевод интервью Михаила Сарычева для DOAG Red Stack Magazin уже в нашем блоге!

Outsourcing in der Corona-Krise/Аутсорсинг во времена «коронакризиса»

“Коронакризис” затронул весь ИТ-мир. Но похоже, что спрос на аутсорсинг не сокращается даже во время кризиса. Как долго будет продолжаться этот кризис и как в результате изменится рынок аутсорсинга? Существуют ли различия в работе в России, Европе и США? И как управлять командой аутсорсеров, чтобы получить результат? Маркос Лопез, редактор журнала немецкого сообщества профессионалов Oracle DOAG Red Stack Magazin, задал эти вопросы Михаилу Сарычеву, директору по развитию компании DBI, объединяющей команды в России и США и работающей с клиентами из более чем 15 стран.

 

Маркос Лопез: Господин Сарычев, “шатдаун” и связанный с ним режим изоляции последних месяцев, очевидно, изменили мир, в том числе мир ИТ. Как, по вашему мнению, текущая ситуация повлияет на рынок ИТ-аутсорсинга?

Михаил Сарычев: Очевидно, эпидемиологическая ситуация с КОВИД-19 коренным образом изменила весь мир: различные предприятия и целые сектора экономики борются за выживание; другие, в свою очередь, нуждаются в срочной “перестройке”. Это новая задача для всех: искать возможности снижения социальных контактов как внутри своих предприятий, так и личных, “face-to-face”, контактов с потребителями и клиентами. Но что касается ИТ, то бизнес-процессы не всех компаний построены таким образом, чтобы и сотрудников на удаленный режим работы перевести, и уровень предоставляемых сервисов не снизить. Также я считаю, что далеко не все сотрудники захотят возвращаться в офис через пару-тройку месяцев. Но, в то время как большинство компаний получают новую головную боль, есть некоторые, чей бизнес растет, например, это компании-аутсорсеры.

М.Л.: Какие преимущества, по Вашему мнению, дает аутсорсинг?

М.С.: Преимущества могут быть финансовыми, техническими и методическими, это зависит от многих факторов. Финансовая выгода не всегда напрямую коррелирует со стоимостью расходов на оплату услуг компании-аутсорсера. Например, своевременное внедрение какой-либо информационной системы по экономическому эффекту может значительно превысить расходы на привлечение подрядчика.

Процесс создания собственной команды может быть очень дорогим, особенно если мы говорим о режиме 24x7x365. Кроме того, нагрузка на сотрудников в рамках задач технической поддержки бывает непропорциональной и редко превышает 30-40%, поэтому многим клиентам выгоднее работать со внешней командой, обладающей всем необходимым опытом, навыками и знаниями, что помогает сократить свои расходы до 50%. В России, например, действуют специализированные налоговые режимы для ИТ-компаний, предоставляющих услуги на аутсорс.

Также дополнительный фактором в пользу аутсорсинга служит возможность более гибко управлять объемом услуги. Если заказчику необходимо выполнить какую-либо задачу два раза в год, то нет необходимости сначала искать сотрудника, а потом платить ему зарплату. Гораздо проще купить эти часы у экспертов.

М.Л.: Вы работаете в России и в США. В чем разница между аутсорсингом в России и аутсорсингом в Европе и США?

М.С.: Для России аутсорсинг — это нечто совсем новое. Раньше не все клиенты показывали готовность пользоваться услугами аутсорсинга; спрос на услуги, во всяком случае, был ниже. Но Россия быстро интегрируется в мировую экономику, и ситуация заметно меняется. Как в США, так и в Европе, и в России бизнес при принятии решения о привлечении аутсорcера оценивает выгоды и риски. Если выгод больше, чем рисков, то выбор падает на внешние команды. В России меньше конкуренция, но и меньше рынок: все клиенты, можно сказать, «посчитаны». Однако потеря какого-либо клиента становится очень серьезным ударом по бизнесу аутсорсера, в то время как у бизнес-заказчика не такой уж и большой выбор среди исполнителей, как например, в США. 

М.Л.: Какие факторы повлияют на спрос услуг аутсорсеров?

М.С.: Российский IT-рынок имеет большой потенциал, и следует заметить, что общий спрос на аутсорсинг растет, как и в Европе и США. Пандемия показала нам много деталей, например, насколько эффективны могут быть удаленная работа и услуги, передаваемые на аутсорс. Хорошо известно, что стоимость часа работы инженера в Кремниевой Долине во много раз выше, чем, например, в Восточной Европе. Аутсорсинг может стать отличной возможностью сэкономить. Главный фактор сейчас — продолжительность пандемии. В зависимости от продолжительности режима изоляции, возможно, компании больше будут пользоваться аутсорсингом. Если ограничения отменят относительно быстро, то спрос на аутсорсинг останется на том же уровне, а, соответственно, продолжит расти с той же динамикой, что и до “коронакризиса”. Тем не менее, нужно принимать во внимание и общий спад мировой экономики: это обстоятельство влияет и на ИТ-мир.

М.Л.: На какие технологии Вы ожидаете наибольший спрос?

М.С.: Если говорить про горизонт планирования до 6 месяцев, то большинство клиентов приостановили проекты по развитию (в основном это разработка и внедрение новых функциональностей), при этом поддержка нынешней инфраструктуры работает на сто процентов. В рамках годового плана все больше и больше будут пользоваться спросом технологии информационной безопасности, RPA, аналитика данных и развитие on-line коммуникаций с клиентами.

М.Л.: Что поменялось на рынке аутсорсинга за последние 5-7 лет? 

М.С.: По мере того, как ИТ-рынок становится все более зрелым, требования клиентов становятся все более точными; руководитель ИТ отдела точно знает, чего он хочет от исполнителя; подготовлены метрики, SLA, по которым будет оцениваться работа подрядчика, сформированы стандарты. Все больше клиентов стали доверять удаленной работе и онлайн-коммуникациям. Мы видим все больше и больше возможностей сотрудничества и больше форм предоставления аутсорс-услуг: 

  • ITIL: клиент платит не за часы, а за услугу. Очень хорошо известны термины этой методологии: SLA (Service Level Agreement), Incident Management, Problem Management, Change Management.
  • T&M (Time&Material): клиент платит за часы работы.
  • MRR (Monthly Recurring Revenue): клиент платит за пакет часов в месяц.
  • Проектная работа с фиксированным результатом работы
  • Другие гибкие методологии

Также нельзя не упомянуть про развитие облачных технологий. Это неразрывно связано с аутсорсингом. Так или иначе, доля сервисов, предоставляемых в облаке, растет.  Важно заметить, что облачные технологии неотделимы от понятия аутсорсинга. Доля сервисов, предоставляемых в облаке, постоянно растет, а технологические и психологические барьеры, связанные с облаками, уменьшаются.

М.Л.: Как Вам удается рассеять сомнения клиента и доказать эффективность вашей работы?

М.С.: Вся наша работа регулируется через Servicedesk и документируется. Все оцифровано, каждая задача имеет имя, время выполнения и продолжительность, краткое описание, тенденции и зависимости, так что наш клиент всегда имеет перед глазами полную картину. Наши процессы выстроены  в соответствии с практиками ITIL (см. выше). Чтобы управлять чем-то, нужно это сначала измерить. Поэтому перед началом работ мы фиксируем статус, делаем снимок состояния баз данных, информационных систем и т.д. Таким образом, наш клиент видит наши результаты, может их проконтролировать и измерить. Конечно, нам всегда помогают отзывы от наших клиентов, интервью, а также пилотные проекты. Самое главное — это постоянное совершенствование уровня нашего сервиса, а также внедрение новых инструментов, в том числе и для анализа.

М.Л.: Есть ли для Вас разница в рабочих процессах в России, Европе и США?

М.С.: Для нас нет особой разницы, все наши процессы стандартизированы; онбординг и дальнейшее сопровождение клиентов у нас одинаково как в России, так и в США. Отличается процесс привлечения клиентов, но это уже другая история.

М.Л.: Как заказчику решиться на перевод услуг на аутсорсинг?

М.С.: Особой магии в этом плане я не вижу: есть потребность у заказчика и есть тот, кто ее может удовлетворить. Если данное уравнение решилось, то заказчик выбирает подрядчика. Конечно, лучше начинать, как принято говорить в США, с “baby steps”, если перед этим не было опыта работы с аутсорсингом. У нас, например, многие клиенты начинают с аудита инфраструктуры или баз данных. Это отличный способ оценить качество работы.

Чем больше мы работаем с клиентом, тем больше доверия получаем и тем больше мы интегрируемся со внутренними ИТ-отделами, и для клиента уже нет разницы, внешний ли подрядчик или собственные сотрудники выполняют работы. Для нас это краеугольный камень в построении партнерских отношений: мы заинтересованы в успехе нашего клиента и делаем для этого все и немного больше.У нас практически нет клиентов, которые приходят к нам только один раз, зато есть компании, с которыми мы работаем уже более 15 лет.

М.Л.: Господин Сарычев, DBI предоставляет услуги разработчиков и инженеров на аутсорс. Как можно управлять такой командой? Что самое трудное в этом?

М.С.: Для управления любой командой важно построить систему – набор повторяющихся действий, приводящих к схожему результату и качеству. Таким образом, при управлении командой инженеров важно иметь инструменты, которые помогут точно и вовремя измерять качество услуг, соблюдение SLA, удовлетворенность клиента, возможность получать своевременную обратную связь и производить корректирующие действия, отследить если что-то пошло не так, иметь прописанные эскалационные процедуры. В комплексных проектах мало иметь команду опытных инженеров, важно иметь проектный офис, который будет управлять проектом и отслеживать события. Соответствующий уровень профессиональных навыков – это просто необходимое условие. Очень важна коммуникация, ее никогда не бывает много, исключение – это обсуждение эпидемиологической обстановки 🙂

Наш бизнес довольно сложный, и основная его сложность заключается в том, что приходится работать с клиентом, когда у него уже есть проблема, и он приходит чтобы мы ее решили. Это всегда дедлайны, нервы, напряжение, ожидающий немедленного результата топ-менеджмент. Нужно уметь работать в стрессе, решая чужие проблемы, не бояться сложных переговоров, иногда принимать непопулярные решения и говорить то, чего от вас не хотят слышать. Это нелегко: всегда есть конкуренция, быстро меняющаяся ситуация, неопределенности. Но чем сложнее задача, тем интереснее ее решать!

М.Л.: Как выглядят планы развития и обучения для ваших специалистов? На каких технологиях вы фокусируетесь?

М.С.: Никакого “rocket science” нет. Ведем статистику и тренды прироста клиентов по соответствующим технологиям. Опираясь на эти данные, делаем планы развития. Также у нас есть свой непрерывно действующий обучающий центр, где мы можем за год вырастить хорошего специалиста. Плюс ко всему, мы достаточно пристально следим за сменой и обновлением технологий, чтобы быть готовыми оказывать востребованные услуги. На самом деле, чем сложнее и амбициознее проекты у наших клиентов, тем сильнее наша команда, все как в спорте: хочешь стать сильнее – тренируйся с лучшими.

М.Л.: Какова Ваша стратегия для отношений с клиентами во времена кризиса?

М.С.: Да, на данный момент это самый сложный вопрос. Авиакомпании, развлекательные комплексы, другие компании, которые напрямую работают с людьми: многие из наших клиентов переживают  не лучшие времена. В один момент бизнес просто остановился, финансовые потоки заблокированы, а как-то поддерживать существующую инфраструктуру заказчикам нужно. По договоренности с такими клиентами временно приостановлены проекты развития, а команды сосредоточены на технической поддержке. Да, де-факто мы делаем эту работу бесплатно, но мы надеемся, что бизнес клиентов постепенно возобновится. Как я уже говорил, мы партнеры, а партнеры работают вместе, в том числе и в трудные времена!

 

Оригинальную версию интервью можно прочитать на сайте сообщества DOAG: https://backoffice.doag.org/formes/pubfiles/12456261/docs/Publikationen/DOAGNews/2020/05-2020/05_2020-Red_Stack_Magazin-Web.pdf

Как найти время и силы на самообучение?

Самый популярный вопрос, который задают нашим тимлидам, — о том, как в своем рабочем графике найти время на самообучение и саморазвитие. Действительно, ИТ-специалист вынужден следить за развитием технологий и постоянно обучаться. Но когда, если в связи с нехваткой кадров айтишники и так перегружены работой? Сегодня ответ на этот вопрос дает Дмитрий Лагутин, руководитель направления компании DBI.

 

 

«В первую очередь, нужно понять, о каком виде самообучения идет речь. Если ты хочешь развиваться как специалист в той сфере, которая близка к твоей текущей деятельности и тебе как минимум не противна, а как максимум похожа на сферу твоей мечты, то все достаточно прозрачно. Ты просто начинаешь участвовать в проектах и задачах, смежных с твоими уже имеющимися знаниями. Такой подход очень подойдет junior-разработчикам, которые очень хотят вырасти в senior’ов, аналитикам, которые решили переквалифицироваться в разработчиков, или специалистам, которые хотели бы сменить стек технологий, например, перейти в разработку на другом языке программирования. В этом случае у тебя уже будет какая-то база, и дело за малым: ты просто в ходе проекта доучиваешь необходимое. Имея какую-то базу знаний, зная как и что происходит в твоей сфере, выучить новые технологии не так сложно, потому что ты УЖЕ знаешь как их учить. Ты представляешь, на что обратить внимание и как подойти к проекту. И у тебя всегда есть коллеги, которые тебе помогут. 

А вот если ты полностью хочешь поменять направление своей деятельности, например, перейти из экономиста в разработчики (и да, такие переходы очень часто заканчиваются успешно!), то тут тебе помогут только упорство, трудолюбие и нацеленность на результат. Берешь себя в руки, ставишь цель и идешь к ней, по-другому никак не получится, нет никаких универсальных советов или рецептов: нужно изучать теорию, читать профессиональную литературу, пытаться делать какие-то практические задачи, посещать онлайн- и оффлайн-курсы. Хорошая идея — познакомиться с людьми, которые уже работают в ИТ-сфере, посещать разные тематические мероприятия. Да, возможно, придется жертвовать личным временем, вставать пораньше, ложиться позже, учиться на выходных. Но главное — верить, что результат окупится.»

3 вопроса HR: как сменить сферу деятельности и перейти в IT?

Каких специалистов больше всего не хватает в IT?

Сейчас технологии стремительно развиваются и требуют постоянного притока новых специалистов с “горящими глазами и пылающими сердцами”. Мы наблюдаем дефицит IT-специалистов, как профессионалов с опытом, так и начинающих специалистов. Сейчас очень востребованы аналитики данных, архитекторы, специалисты в сфере облачных технологий. Каждый день у нас растет потребность в таких людях!.

Очень редко встречаются эксперты в таких направлениях, как, например, Salesforce, Netsuite. Они широко распространены в США, а у нас таких специалистов практически нет, либо они очень хорошо спрятались 🙂 А ведь эти направления весьма интересны и привлекательны как в финансовом, так и в профессиональном плане. Поскольку таких экспертов очень трудно найти не только у нас в городе, но и вообще в стране, наша компания обучает специалистов по указанным стекам технологий.

У нас много иностранных проектов, поэтому очень хочется отметить, что на рынке труда не хватает технических специалистов, уверенно владеющих английским языком. Часто на этапе первичного контакта с кандидатом приходится ему отказывать просто из-за незнания английского языка.

Могут ли специалисты, изменившие свою сферу деятельности на IT, конкурировать с выпускниками профильных ВУЗов?

Я давно занимаюсь подбором IT-персонала и очень часто встречаю резюме кандидатов, которые сменили отрасль на IT, уже имея опыт работы в другой области. Не скрою: зачастую у работодателей возникает недоверие и настороженность касательно таких соискателей.

Но, с другой стороны, если человек получил IT-образование в качестве второй профессии, это говорит о том, что этот выбор осознанный. Такие люди мотивированы и вполне могут конкурировать с профильными выпускниками. В нашей практике есть несколько ярких примеров, когда люди меняли профессию и уходили в IT. Сейчас это состоявшиеся специалисты, успешно работающие в нашей компании.

На самом деле, на этот вопрос нельзя дать универсальный ответ. Все зависит от человека, от гибкости его ума, от готовности идти на уступки в финансовом плане: человек привык к определенной финансовой стабильности в предыдущей сфере, а в новой ему придется опустить планку на старте.

Что Вы можете посоветовать тем, кто планирует поменять сферу деятельности?

Начать нужно со знакомств с представителями этой сферы: общаться-общаться и еще раз общаться! Сейчас проводится очень много форумов, митапов и прочих IT-мероприятий (в онлайн-формате и постепенно мы возвращаемся к оффлайн-формату), где собирается большое количество IT-специалистов, представителей HR и даже директоров. Такие мероприятия – это нетворкинг. С потенциальными коллегами можно пообщаться, обсудить, какие именно люди им нужны, готовы ли они брать специалиста и обучать его. Это даст понять, подходит ли компания вам, подходите ли компании вы.

Приходя в IT, нужно быть готовым к тому, что эта отрасль очень динамична. Быть востребованным специалистом в IT-сфере, просто однажды получив диплом, не получится: нужно будет постоянно развиваться и повышать свой уровень квалификации. Важно понять главное: чтобы прийти в IT-мир и оставаться в нем на плаву, необходимо постоянно изучать что-то новое и легко отпускать старое 🙂

10+ навыков Junior-разработчика: мнение наших экспертов

На какие технологии «джуниору» в первую очередь нужно делать упор? Какие качества развивать, чтобы успешно вписаться в коллектив? Что ожидает от начинающего сотрудника работодатель? Сегодня на эти вопросы отвечают наши технические специалисты.

Виктор Буров, Руководитель отдела разработки

Чаще всего университет дает набор инструментария для постройки всего и вся, НО вот как строить «ракеты, бороздящие просторы вселенной» умалчивает. Соответственно, после высшего учебного заведения джуниор-разработчик считает, что знание определенного набора инструментов даст ему «лавры» гуру в IT. Это не так. Отличное знание молотка, его веса, формы, как им орудовать, никак не дает понимания, что такое «коттедж» и как его построить. И в момент, когда такого джуниора просят построить коттедж, он начинает строить «баню», используя молоток везде, где можно и нельзя.

Итак, musthave hard skills:
  • Понимание архитектуры приложений (например что такое монолит, или «трехзвенка»).

Как бы странно ни звучало, но на практике 90% выпускников высших учебных заведений не знают, как строится программное обеспечение.

  • Что такое ООП, основные принципы
  • Понимание реляционных баз данных

Уточню, НЕ знание SQL, а понимание реляционных баз данных, что/зачем/почему и т.д.

  • Алгоритмы и структуры данных

Вот этот пункт для большинства новичков самый непонятный, с той точки зрения «а зачем». Если в голове ты не можешь представить примерный алгоритм построения той или иной функциональности, это грустно… можешь получить тонны других знаний, но без алгоритмики путь в «матерые прогеры» тебе закрыт…

Musthave soft skills:

У всех в резюме, как правило, одно и тоже: самообучаем, стрессоустойчив, командный игрок. Несомненно, все пункты важны и нужны, но на деле многие не понимают даже критерии, по которым оценить себя, насколько я самообучаем, стрессоустойчив или нет. Совет простой — сначала определись с критериями, как ты будешь отслеживать, что этот навык улучшается, ведь зная точки отсчета, легче двигаться.

Итак, подведем итоги.

Hard skills: сначала изучай «базу», а не инструментарий. «База» — это фундамент; стены и крыша поедут, если нет хорошего фундамента.

Soft skills: социализируйся, бери больше ответственных задач, и воздастся все по заслугам 🙂

Дмитрий Лагутин, Руководитель направления

Я думаю, что из soft skills для Junior-разработчика самое главное — не бояться задавать вопросы. Но это должны быть не бесконечные вопросы, а обдуманные и подготовленные заранее. Очень приятно видеть, когда человек потратил какое-то время на проблему, ОСОЗНАЛ, что она ему пока не под силу, и, чтобы не затягивать ее решение, обратился к старшему товарищу. Мы всегда это поддерживаем.

В свете последних событий, связанных с массовым переходом на удаленную работу, soft skills становятся очень важны: большинство команд распределенные, а члены команды часто находятся не в одном городе или даже не в одной стране. Тут на первое место выходит коммуникация. Приходится много созваниваться, переписываться, обсуждать, решать… И отсутствие способности к общению в подобном формате, даже для продвинутых разработчиков, может стать препятствием к их дальнейшему росту. То есть, основной навык — коммуникативность. Конечно, стоит упомянуть про логическое мышление, знание английского языка. 

С hard skills чуть сложнее, ведь все зависит от направления, в котором специалист хочет работать и развиваться. Конечно же, приветствуются «базовые» технологии: базовое знание хотя бы одного языка программирования, принципов работы реляционных БД и ООП, умение написать SQL-запрос.  Однако в моей команде были и джуниоры, которые приходили работать без знания каких-либо основ программирования, но зато с желанием погрузиться в эту сферу. В итоге они достаточно быстро выросли в хороших разработчиков.

Екатерина Кошкарова, старший технический специалист

“Джуниора”, который только-только покинул студенческую скамью, все равно придется адаптировать к рабочим процессам компании, доучивать, а иногда и переучивать. Здорово, если “джун” придет с такими навыками:

  • базовое знание хотя бы одного языка программирования
  • общее представление работы реляционной СУБД, в идеале — способность написать простой SQL-запрос. Было бы здорово услышать от кандидата названия самых популярных СУБД
  • знание основ веб-разработки
  • владение ОС Linux… хотя бы на уровне не очень продвинутого пользователя
  • важно отметить обладание навыками поиска информации. Да-да, гуглить тоже надо уметь 🙂
  • знание английского языка, хотя бы на уровне чтения технической документации
  • упорство, способность не сдаваться, когда что-то не получается
  • желание развиваться в выбранном направлении
  • дружелюбие и готовность получать помощь

Само собой, этот список может корректироваться в зависимости от компании, отдела, задач, да и от самого кандидата на позицию junior-разработчика.

Блог DBI: Как это работает. Отдел DevOps

Как это работает: Отдел DevOps

Мы выработали экспертизу, предоставляя сервисы для западных заказчиков. И на западе компании гораздо раньше начали внедрять практики DevOps и SRE для оптимизации процессов разработки приложений сопровождения инфраструктуры. Получив большой опыт там, мы готовы помогать российским компаниям с передовыми решениями и процессами.

Как Вы можете описать задачи Вашего отдела «в двух словах»?

Главная задача — организация процессов разработки и автоматизация процессов развертывания и сопровождения инфраструктуры. 

Какими технологиями владеют сотрудники отдела DevOps?

Специфика DevOps заключается в том, что инженерам постоянно приходится сталкиваться с новыми технологиями, работая в тесном сотрудничестве с командой разработки: им необходимо понимать процессы разработки, а иногда и разбираться в коде, для того, чтобы помогать оптимизировать решение, стирая границы между инфраструктурой и кодом. Наша основная задача — обучать специалистов основным подходам и наиболее распространенным технологиям, создавая базу знаний на основе которой они смогут развиваться дальше. Поэтому я просто перечислю наиболее используемые на практике решения, но важно помнить, что данным списком мы не ограничиваемся.

Мы используем: 

  • Terraform: для построения и управления инфраструктурой из кода
  • Chef, Ansible, Puppet, Salt: для автоматизации процессов конфигурирования и обслуживания
  • GitHub, Jenkins, GitLab, Bamboo, TeamCity: для организации CI/CD процессов
  • Docker Swarm, Kubernetes: для кластеризации и построения микросервисных архитектур
  • Prometheus, Grafana, Datadog, ELK Stack: для построения комплексных решений мониторинга

Ну и конечно же, у нас есть большой опыт работы с облачными платформами, такими как Amazon Web Services, MS Azure, Oracle Cloud… А совсем недавно мы стали партнерами Yandex Cloud.

Как строится работа в отделе?

Мы используем разные подходы ведения проектов и предоставления наших сервисов. Есть группа специалистов, которые на постоянной основе выделены для работы как часть scrum-команды заказчика. Есть проекты поддержки, в рамках которых мы выделяем одного ведущего специалиста, координирующего работу оперативной команды. Встречаются проекты, на которые мы выделяем группу специалистов с нашей стороны для решения задач по миграции или построению новой инфраструктуры под ключ.

Оперативная команда — это своеобразная кузница кадров. Туда попадают джуниоры, которые в условиях работы в сменном графике получают основы работы в команде, взаимодействия с другими отделами, проходят обучающие курсы, разработанные сотрудниками компании, осваиваются с нашими требованиями и стандартами предоставления сервисов. 

Мы ведем внутреннюю wiki, базу знаний, где специалисты делятся опытом решения задач. Наиболее интересные проекты и решения мы выносим на обсуждение на регулярных планерках. Несмотря на то, что каждый может иметь большой фронт работ в рамках своего проекта, важно, чтобы у ребят оставалось понимание того, что они работают в одной большой команде, где в любой момент времени можно получить помощь коллег для достижения лучших результатов и предоставления лучшего сервиса для наших заказчиков.

Какими проектами и решениями Вы особенно гордитесь?

Таких проектов много, но запоминаются самые первые проекты, где нам приходилось многому учиться и набивать руку…  после таких проектов нам удалось поставить работу “на поток”. Одним из первых по масштабу проектов была миграция большой e-commerce-платформы и веб-сайта в облако AWS  с последующей миграцией на микросервисную архитектуру. В результате мы помогли заказчику сократить расходы на инфраструктуру и вычислительные мощности более чем на 45% и значительно сократить затраты на обслуживание. Еще очень интересно наблюдать за тем, как ломаются старые стереотипы и подходы к обслуживанию и сопровождению инфраструктуры. К примеру, раньше мы выстраивали точные процессы по реакции на алерты и проблемы, теперь это все автоматизировано, и система сама может прогонять все необходимые проверки и реагировать на ситуацию, добавляя ресурсы, либо перезапуская сервис в рамках кластера, устраняя проблему незаметно для конечного пользователя системы.

Из решений у нас есть свои наработки по сбору информации и отчетности об использовании ресурсов; мы можем строить прогнозы по стоимости инфраструктуры в облаке и автоматически собирать инвентори приложений и серверов, предоставляя заказчикам точную картину происходящего и параллельно помогая оптимизировать расходы.

Как Вы видите отдел через 5 лет?

Сейчас мы видим, что на западе направление DevOps начинает меняться. Компании все больше смотрят в сторону SaaS-решений, в то время как в России мы только набираем обороты и все самое интересное еще впереди. Основная цель автоматизации — сокращение ручного труда, в итоге вам не нужно будет держать оперативную команду для поддержания сервиса, DevOps-команда может развернуть Self-Service систему, которую можно поддерживать значительно меньшими трудозатратами. Партнерство с Яндексом было стратегическим решением для нас, поскольку в ближайшие 5 лет компании в России значительно пересмотрят отношение к облачным платформам, и мы предвидим большое количество миграций в облако. Имея большой опыт подобных миграций и обкатанные подходы, в партнерстве с Яндексом мы будем помогать нашим компаниям значительно экономить.

Как попасть в Вашу команду?

Нужно всего-лишь отправить резюме на hr@dbi.ru 🙂

Если вы студент последних курсов ВУЗа и видите свое будущее в IT, мы поможем получить необходимую техническую базу и стать частью нашей команды. Если у вас уже есть опыт системного администрирования или опыта работы в качестве DBA, вы также можете попробовать свои силы у нас: DevOps будет логическим развитием вашей карьеры. Если вы уже работали в роли DevOps и на практике знакомы с подходами и технологиями, для вас наши двери тоже открыты. У нас всегда найдутся интересные проекты и отличная команда, с которой будет интересно продолжать развиваться в этом направлении.

Кто такой DevOps-инженер? 12 ответов на часто задаваемые вопросы